joomla

Прежде, чем раскрыть тему, обозначенную в заголовке, необходимо указать на некоторый сюрреалистический оттенок его смысла. Ведь говорить об украинском патриотизме в МП в Украине все равно, что говорить о русском патриотизме Церкви Муна в России. Что поделаешь, об этом в УПЦ МП постоянно говорят, следовательно, сюрреалистическое сознание в ней становится реальным, а реальное сюрреалистичным, с чем наше общество давно уже смирилось…

Толчком к такого рода размышлениям послужила известная заметка протоиерея Георгия Коваленко в его блоге на ТСН, проникнутая, казалось бы искренними патриотическими переживаниями. В ней говорится о том, что «мы сознательно голосовали за независимость Украины на референдуме 1 декабря 1991 года... Мы не хотим возвращаться назад в СССР», поскольку «сегодня против Украины воюет Советский Союз», «а Московский патриархат… остается Церковью Советского Союза».

«Мы» - это Украинская Православная Церковь, которую, как «Церковь народа Украины», отец Георгий противопоставляет Московскому патриархату, как Церкви воюющей против нашей страны (мнение это довольно свежее, учитывая то, что УПЦ является неразрывной частью РПЦ Московского патриархата, и вопрос о ее автокефалии никогда не поднимался ни на синодальном уровне, ни на архиерейских соборах).

Кульминацией заметки являются, как ни странно, сам заголовок: «Московского патриархата на Майдане не было. На Майдане была Украинская Православная Церковь», после чего повествуется о том, что эта Церковь на Майдане Независимости была представлена наибольшим количеством людей. Из общего контекста напрашивается единственный вывод: среди всех религиозных объединений Украины именно УПЦ явила наибольшую поддержку Майдану, ставши его частью.

В то же время протоиерей Георгий Коваленко справедливо замечает, что духовенства на Майдане было немного: «наши священники были в меньшинстве». Следуют забавные попытки объяснений: «может быть, потому что большинство нашего духовенства пришло в церковь еще в советские времена».

На самом деле причина пассивности священства более проста: большинство архиереев УПЦ запрещало священству заявлять о поддержке мирной революции и появляться на Площади Независимости. Если священники по каким-то причинам и оказывались там, то никоим образом не должны были представляться клириками УПЦ во избежание обвинений в «политправославии».

Нынешняя позиция отца Георгия выглядит немного странной, учитывая информационный поток на главном портале УПЦ, освящающей ее жизнь – «Православие в Украине», основателем и шеф-редактором которого является он сам. В дни Майдана он его страницах не высказал ни слова в поддержку находящихся на центральной площади столицы, говоря лишь о необходимости молитвы и мира между сторонами, при этом ни разу не оговорившись об известных причинах ночных стояний на зимнем морозе. Никогда на сайте не размещались интервью со сторонниками Майдана, приветствовались лишь высказывания его разных противников. «Почему я не иду протестовать против “злочинной” власти», «Почему наших священников нет на Евромайдане?», «Я никого не благословляю ходить на Майдан» и т.д. – заголовки публикаций говорят сами за себя.

Вот, к примеру, характерное для данного портала высказывание, принадлежащее одному известному священнику УПЦ: «Грустная картина вырисовывается, когда видишь облачённых в священные одежды людей, призывающих идти против нынешней власти». Чего стоило обращение 25 священнослужителей УПЦ к людям Майдана «Побеждай зло добром», повлекшее за собой шквал церковной критики, подчас язвительной и хамской – обращение, которое не поддержал ни один иерарх УПЦ, ни один журналист портала «Православия в Украине», ни сам отец Георгий лично.

Сам же отец Георгий высказывался вполне однозначно: «Церковь призывает священнослужителей воздерживаться от участия в политической борьбе, чтобы быть пастырями всего народа, а не его части», поэтому «Церковь не будет благословлять палаток-храмов на Майдане». В этих словах по сути содержится весь политический «символ веры» УПЦ (МП) того времени. Теперь же в условиях новой всласти экс-спикер УПЦ неожиданно для многих поменял космополитическое настроение на патриотическое, заявив нечто неожиданное о своей Церкви на Майдане.

Да и была ли она там? Можно говорить о ее мирянах и редчайших представителях в сане сущих. Но была ли сама Церковь?

Во-первых, на Майдане не было ее епископов. А церковное образование, лишенное епископов, не является Церковью в конфессиональном ее понимании, поэтому ни о каком УПЦ на Майдане не может быть и речи.

Во-вторых, нельзя говорить о Церкви на Майдане, как и о «Церкви народа Украины», если она в лице своего священноначалия не поддержала гражданскую позицию людей Майдана, не благословила ее, отнесясь к ней как к нечто ей чуждому.

В-третьих, люди, о которых говорит отец Георгий, вышли не от имени Церкви, а против ее воли, притом вполне сознательно, поэтому идентификация людей Майдана с УПЦ похожа на лукавый обман.
В конце всего стоит вспомнить библейскую книгу говорящую также о «конце всего». Первые три главы Откровения Иоанна повествуют о состоянии Церкви его времени – слово Церковь в них встречается довольно часто. Остальные главы книги посвящены последним судьбам человечества. В этих главах слова Церковь нет. Говорится о праведниках, мучениках, святых, но ни о Церкви как таковой. «Здесь терпение и вера святых» (Откр. 13:10), отдельно взятых без связующего церковного организма.

Нет сомнений в том, что православные церковные юрисдикции до конца своих дней сохранятся. Но наличие на земле Церкви Христовой окажется номинальным: любовь ее служителей иссякнет «до зела», а без нее и вся благодатная жизнь во Христе угаснет.

Думается, что святые последних дней не будут относить себя ни Московскому патриархату, ни к Киевскому, ни к какому-либо иному. Они, верные Христу, составят ту самую непобедимую мистическую Церковь, о которой говорил ее Основатель: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18).

…А УПЦ МП на Майдане все же не было. Были лишь те, кто относился к окружающим как к братьям, независимо от конфессиональной принадлежности. Были «блаженные, жаждущие правды».

Была Церковь иного измерения.

Был Майдан жаждущий.

В новом, вечном, ликующем Небесном Майдане Истина насытит всех. 

прот. Віталій Ейсмонт,
клірик Свято-Покровського кафедрального собору м. Рівне